Эксклюзив
Барышников Михаил Николаевич
30 июня 2015
1969

С.М.Прокудин-Горский: исследовательские инициативы и опыт участия в деловой жизни России

Ресурсные возможности (в том числе финансовые и технологические) роста российской промышленности накануне Первой мировой войны в значительной мере определялись институциональными изменениями в характере согласования индивидуальных и групповых предпочтений. Как отмечал профессор И.Х.Озеров – видный интеллектуал и предприниматель того времени, «усложнение» хозяйственной жизни, сопровождающееся появлением новых интересов, дифференцировало прежние общественные группы, приводило к их «сегментированию» и появлению «подгрупп и тогда каждая из них является носительницей своих особых интересов». В этих условиях способность осознать и результативно использовать в научной работе возможности, которые появлялись благодаря происходившим в стране изменениям в экономической, общественно-политической и культурной жизни, становилась важнейшим фактором инновационной активности в процессе реализации исследователями задач в их индивидуальном, групповом, общественном и государственном измерении. С другой стороны, наблюдавшийся в предшествующее мировой войне пятилетие рост инвестиционной активности в России самым непосредственным образом влиял на перспективы развития наукоемких технологий, включая их последующее использование в производственных и коммерческих целях.

Важно подчеркнуть, что преобразования эпохи Александра II и последующие реформы С.Ю.Витте активизировали трансформационные процессы в социальном и экономическом пространстве Российской империи, способствовали обновлению ее научного и культурного потенциала.  Прежние ценностные ориентиры, связанные с семейной, сословной, этнической или конфессиональной идентификацией, постепенно утрачивали свою значимость в условиях появления новых возможностей удовлетворения частных и ассоциированных потребностей, в том числе в сфере делового взаимодействия. Результативность предпринимательской инициативы все в большей степени соотносилась с готовностью следовать в русле прагматичных отношений с партнерами иной профессиональной или этно-конфессиональной принадлежности, возможно имевшими собственные представления о способах и средствах достижения поставленных целей. Процесс обновления общественной жизни России в начале ХХ века в целом подтверждал тенденцию к активному институциональному оформлению и росту влияния тех групп интересов, которые оказывались способны поддержать инновационные изменения в экономической, политической и социокультурной практике своего времени. По своему наглядно эта тенденция проявилось в профессиональной деятельности Сергея Михайловича  Прокудина-Горского, заявившего о себе как  талантливом ученом, блестящем фотографе и изобретателе. Рассматриваемый в рамках данной статьи вопрос о соотношении творческой, интеллектуальной работы с обязательствами по участию в деловых начинаниях являлся для Прокудина-Горского ключевым в определении перспектив согласования собственных предпочтений с интересами партнеров по бизнесу накануне и в годы мировой войны. Вряд ли поддаются однозначной оценке последствия принятых при этом решений, тем более на фоне охвативших в 1917 году Россию революционных катаклизмов. Однако попытки найти качественно иные пути реализации поставленных целей свидетельствовали о готовности Прокудина-Горского использовать разнообразные ресурсные возможности (в том числе в рамках институционально оформленного баланса интересов) в ходе планирования и осуществления творческих изысканий.  

Отметим, что обращение к активной исследовательской деятельности оказалось связано для С.М.Прокудина-Горского с обретением финансовой самостоятельности, в свою очередь обусловленной женитьбой на дочери промышленника. Здесь следует пояснить, что еще в 1876 году полковник артиллерии Александр Степанович Лавров основал под Петербургом бронзово-литейный завод. Первоначально предприятие размещалось под Лугой, а после крупного пожара было переведено в Гатчину. В 1880 году Лавров вышел в отставку и полностью сосредоточился на руководстве промышленным делом. Как сообщали позже наследники учредителя, «первоначальной задачей» завода являлось введение в России изобретенной А.С.Лавровым фосфористой бронзы, нашедшей широкое применение в военно-морском деле, а именно: «в башенных установках, в станках орудий и в минном деле». К началу 1890-х гг., помимо поставок по оборонным заказам, осуществлялось литье церковных колоколов, а также проводились соответствующие профилю производства технологические исследования.

Значимым для судеб промышленного дела стало замужество в 1890 г. дочери А.С.Лаврова – Анны Александровны. Зять главы предприятия –С.М.Прокудин-Горский – обучался ранее на физико-математическом факультете  Петербургского университета, затем окончил курс естественных наук в Петербургском технологическом институте. Одновременно он проявлял интерес к самостоятельной исследовательской деятельности, прежде всего в области химии. Как покажут дальнейшие события,  А.С.Лавров и С.М.Прокудин-Горский являли собой тип промышленников-практиков, достаточно полно разбиравшихся в технологической стороне производства, но в меньшей степени представлявших себе ее коммерческую составлявшую. Данный аспект следует рассматривать не столько в качестве оценочной характеристики, сколько в русле понимания особенностей дальнейшего участия Прокудина-Горского в деловой жизни Российской империи.

В 1894 году А.С.Лавров получает правительственное разрешение на акционирование завода. При этом решение о форме институционализации промышленного дела выглядело вполне традиционным для семейных предприятий того времени. Лавров не решился учредить открытую корпорацию: уставной капитал компании, созданной в форме товарищества на паях (в нашем понимании – закрытого акционерного общества), был распределен между учредителем и приглашенными к участию в деле лицами по взаимному соглашению. Результатом стало юридическое оформление ранее сложившейся, в неформально плане сплоченной (в родственном и дружеском отношении) группы пайщиков, в большинстве своем не имевших опыта масштабной предпринимательской деятельности.

Самым крупным пакетом в уставном капитале, составлявшем 300 тыс. руб. (1200 именных паев по 250 руб.), владели представители семьи Лавровых. Из имевшихся у них 548 паев учредителю принадлежали 268 паев, Прокудину-Горскому – 120. Они же стали директорами компании. Третьим директором был избран миноритарий – купец 1-й гильдии, гражданин США Вильям Вениаминович Бари (имел 33 пая), занимавший также посты члена комитета Общества для содействия русской промышленности и торговли, Императорского русского технического общества и Электротехнического общества. Впрочем, в данном случае определяющими являлись интересы производственной кооперации: для своего гвоздильного завода на Обводном канале Бари приобретал металл на заводе А.С.Лаврова. Среди других минаритариев Товарищества отметим близких к семье Лавровых инженера, генерал-майора А.А. фон Вендриха и служащего Гатчинского дворцового управления С.И.Рождественского.

Вхождение в число собственников промышленной компании значительно укрепило материальное положение Прокудина-Горского, позволив в последующие десятилетие более активно реализовывать себя в научной сфере. Уже в 1898 г. он становится известен как специалист в области фотографических исследований; одновременно публикуются первые крупные работы по техническим аспектам фотографии. Однако в том же году в функционировании гатчинского предприятия выявились ряд «узких мест», касавшихся прежде всего вопросов финансирования. В феврале 1898 года владельцы Товарищества направили министру финансов прошение, в котором высказали желание увеличить уставной капитал на 200 тыс. руб. Необходимость дополнительной эмиссии объяснялась тем, что прежние 300 тыс. руб. «затрачены всецело по статьям недвижимого и инвентарного имущества», в связи с чем «для ведения дела Товарищество не располагает никакими оборотными средствами». Кроме того,  в прошении звучала просьба разрешить компании не только именные паи, но и на предъявителя, поскольку реализация последних «более осуществима» и они «более удобны для обеспечения по специальным текущим счетам в банке».

Под прошением стояли подписи членов правления А.С.Лаврова, С.М.Прокудина-Горского и В.В.Бари. Однако настоящим инициатором обращения стал К.Л.Вахтер, к тому времени  вступивший в число пайщиков компании. С Лавровым его связывали давние товарищеские отношения, в том числе в сфере благотворительности: оба участвовали в руководстве  Обществом попечения о воспитании обоего пола детей артиллерийских офицеров. Но, что более важно, Вахтер являлся председателем правления Петербургского частного коммерческого банка – одного из крупнейших в России в конце XIX века. Вовлечение возглавляемого им кредитного учреждения в эмиссионные операции Товарищества должно было стать, как представлялось на фоне проводившихся в России финансовых реформ, надежной основой для дальнейшего развития всего промышленного дела.

В июне 1898 года последовало правительственное разрешение на увеличение уставного капитала и введение паев на предъявителя. Однако воспользоваться этой возможностью владельцы Товарищества не успели. Весной 1899 г. в России обозначилась тенденция к понижению курсов ценных бумаг. Спустя несколько месяцев в условиях роста глобальных экономических трудностей Частный банк (как и другие отечественные банки) вступил в период крупнейших в его истории потерь. В империи разворачивался глубокий хозяйственный кризис, переросший спустя несколько лет в масштабные социально-политические потрясения.

Впрочем, на первых порах помимо отказа от дополнительной эмиссии в деятельности владельцев Товарищества практически ничего не изменилось. В 1903 г. С.М.Прокудин-Горский пояснял, что все предыдущие шесть лет, и особенно последние два года, он плодотворно сотрудничал с германским специалистом по цветной фотографии А.Мите. В том же году им предпринимаются практические шаги по реализации  творческих замыслов:  по заказу в Германии изготовляется специальное оборудование для цветной съемки и демонстрации полученных изображений. В свою очередь партнеры Прокудина-Горского из числа собственников Гатчинского завода продолжали сохраняли оптимизм по поводу новых военных заказов, связанных с начавшейся в январе 1904 года русско-японской войной. По итогам года оборот компании достиг максимальных за ее историю 314 тыс. руб. Однако уже в 1905 г., на фоне прекращения боевых действий и усиливающихся в стране внутренней нестабильности, соответствующий показатель снизился до 268 тыс., а к 1909 г. – до 162 тыс. руб. Особенно тяжелым по последствиям стало, как поясняло правление, «сокращение работ Обуховского [казенного – М.Б.] завода, главного в то время потребителя Товарищества», что «вызвало в свою очередь значительное понижение оборота Гатчинского завода». Здесь следует пояснить, что с П.М.Обуховым – основателем известного петербургского предприятия, А.С.Лавров имел плодотворный опыт сотрудничества еще в 1860-х гг.. Однако в начале ХХ века попытки сохранить преимущественную ориентацию на государственные заказы,  игнорируя последствия масштабного хозяйственного и социально-политического кризиса в стране, явно теряли свою перспективу.

Еще одним фактором, объяснявшим нарастание трудностей в деятельности Товарищества, стал постепенный отход от организационной работы С.М.Прокудина-Горского. Оставаясь членом правления, он все больше времени и сил уделял любимому занятию – фотографическим исследованиям и творческим путешествиям по стране. Осенью 1903 гг. Прокудин-Горский совершает поездку в Финляндию, где проводит первые цветные сьемки. В 1904 г. он уже находится в фотоэкспедиции на Кавказе. Последовавшая в июне того же года смерть А.С.Лаврова и последующий рост проблем в функционировании компании практически не отразились на характере его деятельности. Дело в том, что по завещанию учредителя 5/7 числа его паев переходили к дочери Анне (супруге Прокудина-Горского) и 2/7 – дочери Варваре (в замужестве Гербст). Третья дочь, Мария, оказалась лишена доли в паевом капитале (была замужем за тайным советником, старшим инспектором Министерства путей сообщения Е.А.Головиным). Таким образом, именно А.А.Прокудина-Горская должна была представлять в Товариществе общие интересы семьи, в том числе своего мужа.  Что касается С.М.Прокудина-Горского, то в 1905 году он продолжает путешествия по Российской империи. Вскоре заключается договор с Красным Крестом на распространение цветных фотоснимков в виде открыток, но этот проект так и не будет реализован. Несомненные достижения в области цветной фотографии получают широкое признание в России и за рубежом, но по-прежнему острым оставался вопрос о перспективах деятельности промышленной компании, от результативности которой зависело будущее семьи  Прокудина-Горского и его исследовательских начинаний.

В 1906 году С.М.Прокудин-Горский описывает разработанный им способ изготовления цветных диапозитивов по методу трехцветной фотографии на страницах журнала «Фотограф-Любитель». В этом же году он получает золотую медаль на Международной выставке в Антверпене и медаль за «Лучшую работу» в области цветной фотографии от фотоклуба в Ницце. Продолжаются поездки по Европе, участие в научных конференциях и фотовыставках, затем следуют новые творческие экспедиции по Российской империи. На этом фоне в руководстве Товарищества происходят серьезные изменения, непосредственно отразившиеся на направленности развития завода. Основной груз финансовой работы в правлении фирмы берет на себя один из зятьев покойного учредителя дела – Ф.В.Гербст (родился в семье обрусевшего немца – механика Пулковской обсерватории; в начале ХХ века состоял в числе руководителей Гатчинского общества взаимного кредита), а также действительный статский советник С.И.Рождественский (возглавил контроль над административным аппаратом предприятия) и инженер-технолог П.Б.Качкачев. В начале 1910-х гг. руководство Гатчинского завода сумело «заручиться» постоянными заказами не только крупных казенных учреждений (включая Морское министерство и Артиллерийское ведомство), но и частных предприятий. В результате «стараниями членов правления Товарищества удалось поправить понизившийся оборот привлечением нового, обширного круга заказчиков», в число которых вошли несколько крупных промышленных корпораций: АО машиностроительного, чугунолитейного и котельного завода «Г.А. Лесснер», Русско-Балтийское судостроительное и механическое АО,  Балтийский судостроительный и механический завод, АО Франко-русских заводов, АО металлических, механических и судостроительных заводов «Беккер и К°», Компания Петербургского металлического завода, АО механических, гильзовых и трубочных заводов П.В.Барановского, АО Путиловских заводов, Общества Невского судостроительного и механического завода и др. На предприятии в Гатчине впервые в России начато прессование фасонных частей для дистанционных трубок, установлены станки для прессования профильных полос из медных сплавов и «введено приготовление бронзы Рюбеля, отвечающей повышенным техническим требованиям». При этом наблюдался рост оборота Товарищества: за 1909-1910 гг. – с 162 до 244 тыс., 1911 г. – до 302 тыс., 1912 г. – 380 тыс., 1913 г. – 401 тыс. руб.

Одновременно с совершенствованием производственно-технологических и коммерческих операций компании происходят значимые изменения в профессиональной деятельности С.М.Прокудина-Горского. В марте 1910 г. состоялся официальный просмотр царем его фотографий, после чего последовало высочайшее разрешение на финансовую поддержку очередной экспедиции для цветных съемок территории империи. Спустя несколько месяцев Прокудин-Горский обращается к правительственным чиновникам с просьбой о более тесном сотрудничестве: «Так как весь интерес моей жизни неразрывно связан с этой работой, я позволю себе усиленно ходатайствовать, в случае если бы состоялось решение о переходе всей работы в какое-либо ведомство, дать мне возможность, хотя бы безвозмездно, принимать активное участие в руководстве при эксплуатации материала». Конкретного ответа не последовало, и на протяжении последующих двух лет следуют новые поездки по стране, итогом которых стала коллекция из 3350 трехцветных негативов (оцененной владельцем в 67 тыс. руб.) и 1000 позитивов для проекции (21 тыс. руб.).

К началу 1913 г. С.М.Прокудин-Горский оказался на распутье. Речь шла о том, как в дальнейшей профессиональной деятельности он будет определяться с источниками финансирования. С одной стороны, сохранялась возможность продажи коллекции государству с соответствующими надеждами на дальнейшие правительственные субсидии и заказы. С другой – последовало предложение о коммерциализации всего производственного и исследовательского процесса цветопередачи, касавшейся не только фотографического дела, но и кинематографии. В последнем случае большой интерес к работе Прокудина-Горского проявляли армянский нефтепромышленник С.Г.Лианозов (в 1890-х гг. обучался на естественном и юридическом факультетах Московского университета), а также его компаньоны И.А. и Н.А.Меликовы.

24 января 1913 года С.М.Прокудин-Горский принимает принципиальное решение, касавшееся перспектив институционализации его отношений с инвесторами: подписывается договор о создании торгового дома (в форме товарищества на вере) «С.М.Прокудин-Горский и К°». Создание этой фирмы резко изменит судьбу не только самого учредителя и его исследовательских начинаний, но и обернется в конечном счете оформлением нового баланса интересов в составе собственников Товарищества Гатчинского завода А.С.Лаврова. Учитывая значимость этого документа для понимания последующих событий в жизни Прокудина-Горского, остановимся на его содержании подробнее.

Торговый дом учреждался с «товарищеским» капиталом 400 тыс. руб. (4 тыс. именных паев по 100 руб.) для приобретения и развития фотоцинкографического предприятия С.М.Прокудина-Горского в Петербурге на Большой Подьяческой улице, д.22. При этом владелец, в качестве «полного товарища»,  получал 1100 паев не только за передаваемое принадлежавшее ему имущество (административная контора, фотолаборатория, типография, коллекция негативов и позитивов и т.д., на общую сумму 117 492 руб.), но, что более важно, за «изобретения, как осуществленные, так и могущие быть им сделанные впоследствии». Данный пункт свидетельствовал об отказе Прокудина-Горского от всех прав на интеллектуальную собственность, связанную с его исследовательской работой, при том условии, что он даже не становился владельцем контрольного пакета паев фирмы. Дело в том, что еще 1200 паев приобретали «за труды по организации сего товарищества» два других «полных товарища» и давних компаньона – И.А.Меликов и князь Н.А.Челокаев (оба представляли интересы С.Г.Лианозова).

В число крупных инвесторов («товарищей на вере») торгового дома вошли С.Г.Лианозов (500 паев) и Д.И.Лианозов (200), а также еще один крупный нефтепромышленник – Т.В.Белозерский (400). Отметим, что последнему будет суждено сыграть особую роль в судьбе фирмы. Белозерский, как и Прокудин-Горский, родился в 1863 г., в 33 года защитил диссертацию на степень доктора медицины в Императорской военно-медицинской академии (одновременно работая в петербургской Обуховской больнице для бедных).  В начале ХХ века занимался частной врачебной практикой,  что, впрочем, не помешало ему перейти к масштабным деловым операциям и стать одним из лидеров отечественного промышленного мира, занимая  должности председателя или члена правлений в 24 акционерных компаниях. Другой особенностью создаваемого торгового дома являлось договорное ограничение, согласно которому каждый пай давал право на 1 голос, но при условии, что одно лицо не могло иметь более 400 голосов. Другими словами, 1100 паев Прокудина-Горского давали ему те же права в отстаивании своих интересов, что и 400 паев Белозерскому.

По своей сути заключаемый договор выступал временным соглашением, призванным юридически определить позиции каждого из его участников при переходе в дальнейшем к качественно иной организационной форме взаимодействия партнеров – акционерному обществу. То есть речь шло о своего рода страховании рисков, связанных с возможными спорами о месте каждого из компаньонов, и прежде всего Прокудина-Горского, в структуре собственности и управления будущей публичной компании. В связи с этим принималось условие, согласно которому «немедленно» после юридической организации торгового дома «полные товарищи» возбуждали перед правительством ходатайство о преобразовании его в акционерное общество. При этом каждый из вкладчиков товарищества получал в процессе учреждения АО то количество акций, которое будет соответствовать количеству имеющихся у него паев. Наконец, к создаваемому акционерному обществу переходили все обязательства, договоры, контракты, условия и проч., заключенные ранее товариществом. В целом, договор о создании торгового дома становился правовой основой для функционирования любых компаний, которые могли бы быть в дальнейшем учреждены с участием Прокудина-Горского для реализации им своих творческих проектов.

В данном ключе понятным выглядело еще одно требование к Прокудину-Горскому, согласно которому он «обязуется не принимать никакого участия в предприятиях, сходных по цели с образуемым ныне товариществом, а также обязуется передавать безвозмездно в собственность товарищества (а впоследствии акционерного общества) все изобретения или усовершенствования, которые им будут сделаны…». В случае нарушения данного условия Прокудин-Горский лишался права участвовать в «делах и прибылях», а принадлежавшие ему паи ликвидировались без возврата их стоимости и причитающихся на них доли имущества фирмы. Кроме того, за каждое непереданное изобретение им уплачивалось сто тысяч рублей неустойки (огромная для него сумма) своим компаньонам.

На какое же место в структурируемом балансе интересов ориентировался С.М.Прокудин-Горский взамен проданных торговому дому авторских прав? Во-первых, он получал возможность взять на себя управление технической стороной дела и заведывание всеми мастерскими и лабораториями, получая за свои труды ежемесячно по 1 тыс. руб. Другими словами, он соглашался на роль наемного специалиста с достаточно высокой зарплатой и правом получения доли от возможных доходов товарищества. Во-вторых, компаньоны гарантировали, что из годовой прибыли будут отчисляться не менее 10% в специальный фонд, предназначенный на расходы по «усовершенствованию эксплуатации товариществом изобретений, на расширение дела и приобретение необходимого для этого имущества».  Оставшаяся прибыль распределялась следующим образом: 10% поступали в дивиденд, из оставшейся суммы 10% направлялось в пользу полных товарищей (то есть Прокудина-Горского, Меликова и Челокаева) и 90% - всем компаньонам в виде второго дивиденда.

В стратегическом плане институционализация предпочтений деловых партнеров подразумевала выход в новое пространство ценностных отношений, подразумевавших желание и готовность реализовывать свои интересы в соответствии с перспективами научно-технологического и хозяйственного развития страны, с учетом имеющихся ресурсных возможностей и согласованных целей индивидуального и группового взаимодействия. Иначе говоря, семейные, этнические или конфессиональные предпочтения уступали место осознанному стремлению достичь лидерства в конкретной сфере инновационной деятельности,  непосредственно связанной с происходившими в начале 1910-х гг. в экономической жизни России технологиескими изменениями. В свою очередь прагматизм поведения С.М.Прокудина-Горского заключался в том, что он делал свой выбор в пользу устойчивого развития фотоцинкографического предприятия с гарантированным получением стабильно высокой зарплаты. Действительно, поддержка Лианозовых (возглавлявших заинтересованную в развитии фирмы группу инвесторов) давала реальную возможность сосредоточится на любимом деле, не отвлекаясь на сопутствующие вопросы организационно-коммерческого характера. Уже спустя несколько месяцев, 23 августа 1913 года, Николай II подписывает уставные документы новой компании – акционерного общества «Биохром». Учредителями АО выступили, как и предполагалось ранее, три «полных товарища» торгового дома «С.М.Прокудин-Горский и К°». Правление открыло свою деятельность в Петербурге, на Большой Конюшенной ул., 5. 

Примечательно, что акционерное общество очертило круг своей деятельности предельно широко. Заявка делалась не только на реализацию изобретений в сфере цветной фотографии, кинематографии и печатного дела, но и устройство и приобретение предприятий для изготовления «фотографических и кинематографических аппаратов, отдельных частей к ним и принадлежностей», проведение «кинематографических зрелищ, а равно для оборудования и эксплуатации помещений для таковых», выпуск и продажу цветных печатных изданий, в том числе периодических (речь шла о журналах). Кроме того, предполагалось участие в других подобных предприятиях «путем приобретения паев, акций и облигаций, равно простыми вкладами капиталов…, или же совместною по особым договорам эксплуатацией собственных и чужих соответствующих цели учреждения общества промыслов, заводов и т.п.». При этом крупнейшими пайщиками «кинематографического отдела», помимо  семьи Т.В.Белозерского (70 тыс. руб.), стали нефтяные промышленники Л.А.Манташев (47 тыс.), Лианозов С.Г. (40 тыс.), Г.А.Львов и Г.К.Питоев (по 35 тыс.). Доля  С.М.Прокудина-Горского составила 2 тыс. руб.  

Можно сказать, что владельцы «Биохрома» предприняли реальную попытку включиться в процесс создания в России масштабной зрелищно-развлекательной индустрии, подразумевавшей различные направления работы в соответствующих сферах потребительских запросов. Помимо развития «кинематографического отдела» (при финансовой поддержке Т.В.Белозерского, предоставившего с этой целью заем в 140 тыс. руб.), в Обществе действовал «издательский отдел», специализировавшийся на изготовлении разнообразной печатной продукции. С осени 1914 г. «Биохром» взял под контроль издание (с № 19) ежемесячного иллюстрированного художественного и литературного журнала «Аргус». На его страницах, как поясняли руководители фирмы (к этому времени позиционировавшие себя как «крупнейшие русские финансисты»), публиковалось «всё, интересующее только широкие читательские круги». Речь шла о беллетристических произведениях, научно-популярных статьях, профессионально выполненных рисунках и фотографиях, в том числе из области театральной и модной жизни. Реклама гласила, что «Аргус» - это «альбом-книга». В журнале печатались Арк. Аверченко, А. Ахматова, Ф. Сологуб, А. Куприн, Г. Иванов. Руководство «Биохрома» не скрывало, что поскольку общество владеет «лучшими» типографиями и цинкографиями в стране – «С.М.Прокудин-Горский и К°» и «Голике и Вильборг», – «Аргус» должен стать «одним из самых роскошных периодических изданий в России». При этом подчеркивалось, что «альбом-книга» украсит свои страницы «иллюстрациями в нескольких красках, которые явятся как бы специальным приложением к журналу» («Аргус» прекратил свое существование в 1917 году).

Накануне Первой мировой войны в правление АО «Биохром» входили, помимо С.М.Прокудина-Горского, практически все ключевые собственники, интересы которых распространялись на российскую нефтяную промышленность. Исключение представляла должность директора-распорядителя, на которую был избран человек, профессионально разбиравшийся в вопросах производства и распространения печатной продукции. Это был П.Е.Кулаков, занимавший такую же должность в одной из крупнейших в России издательских фирм – «Общественная польза». В свою очередь председателем правления «Биохрома» становится С.Г.Лианозов, членами правления – директора ведущих отечественных нефтяных компаний (в том числе с участием армянского капитала) Т.В.Белозерский, Ю.М.Гиттис, И.А.Меликов и И.М.Шадинов.

Для С.М.Прокудина-Горского значимость сотрудничества с нефтепромышленниками объяснялась не только перспективами реализации технологических изысканий в области цветопередачи, но и кредитной поддержкой, которую они согласились оказать литейному заводу в Гатчине. В состав пайщиков этого предприятия согласились войти С.Г.Лианозов и И.А.Меликов. Как поясняло правление компании, «затраты, производимые правлением по улучшению технического оборудования завода, равно как и увеличение покупателям кредита, вызванного, в свою очередь, ростом оборота, всецело поглотили оборотные средства Товарищества и дальнейшее развитие дела возможно было только путем займа у частных лиц и учреждений».

Поддержка армянскими предпринимателями позволила в значительной мере сбалансировать ситуацию в компании. Если в 1910 г. чистая прибыль составила 14,1 тыс. руб., то в 1911 г. – 16,2 тыс., а в 1912 г. – 32,1 тыс. Соответственно дивиденд за 1910 г. не выплачивался, в 1911 г. он составил 3%, в 1912 г. вырос до 5%. Казалось, что ситуация стала меняться к лучшему. Однако в 1913 г. в деятельности Товарищества вновь появились проблемы: последовало снижение прибыли до 21,3 тыс. руб., после чего было решено отказаться от дивидендов. Дело в том, что активное технологическое обновление и наращивание производственных мощностей требовало гораздо больших объемов финансирования, нежели те, которые могли позволить себе Лианозовы. Вопрос ставился прежде всего об увеличении уставного капитала компании в условиях, когда появилась возможность участвовать в выполнении крупных казенных оборонных заказов. В связи с этим в мае 1914 г. директора Товарищества обратились к правительству с прошением, в котором разъясняли, что за «последнее время выяснилась невозможность, при существующих обстоятельствах, удовлетворять всем требованиям заказчиков в количественном отношении. В особенности требования судостроительной программы, главным образом исполняемой в России, заставляют завод значительно расширить отдельные отраслевые производства, уже введенные в Гатчинском заводе. Необходимые для этой цели денежные средства, частью уже внесены взаимообразно пайщиками Товарищества, для погашения же этого займа желательно получение Товариществом разрешения на выпуск дополнительных паев на номинальную сумму 200 тыс. рублей» [т.е. до 500 тыс. руб.].

Вступление Российской империи в мировую войну не помешало реализации задуманного плана: просьба Товарищества была удовлетворена. Однако уже в сентябре 1914 г., на фоне роста числа военных заказов, общее собрание пайщиков (в количестве шести человек) принимает решение о дополнительных изменениях в организационной структуре компании и уровне ее финансового обеспечения. В частности, решено увеличить числе директоров с 3 до 7 человек, а также осуществить дополнительную эмиссию в размере 500 тыс. руб., при одновременном снижении номинальной стоимости пая с 250 до 100 руб. При этом выпуск новых паев предполагалось осуществить путем вхождения «в соглашение с финансовыми группами», представленными Петербургским учетным и ссудным банком. Таким образом, владельцы Товарищества, включая С.М.Прокудина-Горского и его жену (она продолжала состоять в числе собственников Товарищества), публично заявляли о готовности фирмы войти в новое пространство деловых операций, связанных не только с производственно-технологическими потребностями развития предприятия, но и с перспективой демократизации уставного капитала и готовностью сотрудничать с банковскими учреждениями. В практическом плане решение увеличить паевый капитал до 1 млн. руб. объяснялось «как перестройкой и значительным расширением завода Товарищества, находящегося в Гатчине, так и необходимостью приобрести в собственность некоторые патенты по составу и обработке металлических сплавов, за право пользование каковых патентов Товариществу в настоящее время приходится платить владельцам их весьма крупные суммы». С другой стороны, решение о понижении стоимости пая было вызвано, помимо прочего, тем, что «при таких условиях Товариществу гарантируется более легкая, быстрая и успешная реализация нового выпуска».

Начавшаяся мировая война обернулась быстрым ростом производственных мощностей Гатчинского завода. Активы Товарищества увеличились в период 1913 – 1915 гг. более чем три раза – до 2,9 млн. руб. Чистая прибыль возросла за 1914 г. до 60,4 тыс., 1915 г. – 91,9 тыс. руб. Дивиденд стал устойчиво выплачиваться в размере 6%. 10 мая 1915 года последовало разрешение властей на очередное увеличение уставного капитала – до 1 млн. руб. Реализация дополнительной эмиссии была непосредственно связана с поддержкой Петербургского учетного и ссудного банка, представитель которого инженер-технолог М.С.Плотников (имел ученую степень кандидата математических наук) вошел в число пайщиков и директоров компании. Те же позиции занял Г.И.Кольц, состоявший доверенным и главным бухгалтером Акционерного общества машиностроительного, чугунолитейного и котельного завода «Г.А. Лесснер». Это фирма, одним из директоров которой являлся Плотников, находилась в тесной производственной кооперации с Гатчинским заводом. Еще одним директором и пайщиком завода становится горный инженер С.В.Стахурский, состоявший членом правления другого производственного партнера Товарищества – Русского акционерного общества артиллерийских заводов. В свою очередь С.М.Прокудин-Горский, практически уже не оказывавший влияния на принятие решений, покинул руководство фирмы. Вместе с тем он остался с женой, а также свояком Ф.В.Гербстом (с началом войны принял фамилию Лавров) в числе собственников фирмы.

При обновленном составе правления деятельность компании приобрела необходимую инициативность и напористость. В декабре 1915 г., от имени директоров был предложен проект изменений устава, который общее собрание пайщиков признало «отвечающим интересам и нуждам Товарищества». В числе основных нововведений значилась возможность для компании становиться собственником других промышленных фирм в условиях перехода к диверсификации производства. В связи с этим принимать участие в других предприятиях признавалась «существенно необходимым, так как завод Товарищества, как литейный и прокатный, поставлен в необходимость либо обзавестись новыми собственными заводами – механическим и прочими, либо же сдавать ту часть работы, какую он, как литейный и прокатный, сам выполнить не может, другим заводам и в этом случае, дабы не быть в полной от них зависимости, принимать участие в этих предприятиях». Кроме того, в новой редакции устава за Товариществом закреплялось право выпуска облигаций, что «объясняется и вызывается расширяющейся деятельностью предприятия и большей возможностью при известной конъюнктуре денежного рынка получить необходимые для предприятия суммы путем выпуска облигаций, а не акций». По мнению правления, в «известных случаях» выпуск облигаций может являться и «более выгодным». В последнем случае подразумевалась желание крупнейших пайщиков сохранить определенный контроль за деятельностью Товарищества.

В 1917 год, в котором России суждено было пережить масштабные революционные потрясения, владельцы Товарищества Гатчинского завода вступили с нескрываемым оптимизмом. 17 февраля в Петрограде состоялось очередное собрание пайщиков (через неделю в столице начнутся масштабные народные волнения), на котором принимается решение увеличить уставной капитал с 1 до 2 млн. руб. Потребность в дополнительной эмиссии объяснялась необходимостью расширения предприятия, в том числе для «лучшего оборудования уже существующих мастерских Товарищества, постройки и оборудования новых мастерских, при чем в текущем году Правление наметило постройку и оборудование новой электрической станции, устройство заводского водопровода, окончание начатого постройкой в прошлом году здания главной конторы и лаборатории и оборудования их, перестройку и переоборудование механических мастерских, а также и окончание постройки и оборудования новых меднолитейных и модельной мастерских». Планы модернизации производственной базы требовали дополнительных инвестиций, и в этом смысле разрешение на дополнительную эмиссию, данное уже Временным правительством 4 апреля 1917 г., вполне вписывалось в реализуемую правлением стратегию развития предприятия.

На фоне описываемых событий деловым партнерам С.М.Прокудина-Горского удалось реализовать еще одну идею, прямо вытекавшую из условий создания общества «Биохром». Речь идет об учреждении акционерной компании  «Биофильм», целью которой становилось освоение крайне привлекательного (с точки зрения возможных в перспективе доходов) рынка киноиндустрии. Примечательно, что только за период с марта по сентябрь 1916 года прибыль «кинематографического отдела» «Биохрома» составила внушительную сумму в 52,7 тыс. руб., в том числе от проката фильмов – 45,4 тыс. руб.

Владельцы  АО «Биохром» предполагали институционализировать кинематографические производство (в виде отдельной акционерной компании), оформив его в самостоятельное направление деловых операций. Инициатором данного решения и, одновременно, учредителем новой фирмы стал Т.В.Белозерский. К этому времени он уже состоял «нефтяным директором» крупнейшего в стране Русско-Азиатского банка. 21 июня 1916 г. Белозерский подал соответствующее прошение в Министерство торговли и промышленности. Примечательно, что предпринятая затем попытка петроградских властей собрать о нем более подробные биографические сведения (помимо того, что он православный, «поведения одобрительного» и не был замечен в «неблагоприятных» политических и уголовных историях) не увенчалась успехом: вслед за обращением в Министерство Белозерский, видимо уверенный в благополучном исходе дела, уехал на отдых в Ессентуки. В это время отсутствовал в Петрограде и С.М.Прокудин-Горский, занимавшийся фотосъемкой южного участка Мурманской железной дороги. 

Проект устава компании, одобренный Николаем II спустя четыре месяца, трактовал ее будущую деятельность достаточно широко. Предполагалось устраивать или приобретать для съемок фильмов студии («павильоны»), а также лаборатории для последующего «проявления и печатания кинематографических лент» в Петрограде и Москве. Кроме того, планировалось выпускать кинематографические аппараты и кинопленку, вести торговлю ими, а также открывать кинозалы с демонстрацией в них собственных и покупных фильмов. Что особенно важно, фиксировалось право компании принимать участие в других предприятиях (не только зрелищных, но и промышленных, в частности занимавшихся изготовлением разнообразного оборудования, киноаппаратов и кинопленки) путем «приобретения акций, паев и облигаций, равно простым вкладом капиталов, без приобретения акций, паев и облигаций, или же совместною, по особым договорам, эксплуатацией означенных предприятий». Недвусмысленная заявка на доминирование в сфере производства и демонстрации кинопродукции в России подкреплялась широким кругом инвесторов, готовых поддержать деятельность компании.

На состоявшемся 30 ноября 1916 г. первом общем собрании акционеров АО «Биофильм» была согласована передача активов и пассивов «кинематографического отдела» АО «Биохром» новой компании со «всеми правами и обязательствами»*. Таким образом, юридически подтверждались все договоренности, достигнутые ранее между С.М.Прокудиным-Горским и его деловыми партнерами при создании торгового дома в январе 1913 года.  Уставной капитал компании объявлялся в 600 тыс. руб. (6 тыс. акций по 100 руб., фиксируемых по желанию собственников в виде именных или на предъявителя).

Интересным представляется состав акционеров «Биофильма», по-своему отразивший изменения в приоритетах деловых операций владельцев «Биохрома». Из трех десятков лиц крупнейшим коллективным собственником компании становятся три члена семьи Белозерских, владевших акциями на 191 тыс. руб., что составляло 31,8% всего уставного капитала. Т.В.Белозерский, стремившийся укрепить свои позиции за пределами нефтяного бизнеса, целеустремленно усиливал свое влияние на рынке киноиндустрии (область фотографических изображений интересовала его в меньшей степени). В число крупных акционеров также вошли, но без претензий на лидерство в компании, армянские нефтепромышленники Л.А.Манташев – 83,1 тыс. и С.Г.Лианозов – 77,5 тыс. руб. (Д.И.Лианозову принадлежали акции на 4,1 тыс.), а также И.А.Меликов и Г.К.Питоев – по 50 тыс. руб. Представители этой группы предпочли ограничиться ролью инвесторов, не высказывая намерения вступить в состав директоров фирмы. Среди других совладельцев отметим инженера-технолога С.Г.Ротинова, И.М.Шадинова (состоял директором фирм «А.И.Манташев и К°» и Петербургского механического и литейного завода) и его супругу, а также Г.С.Саркисова (юрисконсульт Министерства торговли и промышленности). Только 106 акций (соответственно на 10,6 тыс. руб.) приобрел С.М.Прокудин-Горский, а его свояк Ф.В.Лавров стал собственником лишь трех акций. В состав правления «Биофильма» были избраны, помимо Т.В.Белозерского и Г.С.Саркисова, миноритарии Ю.М.Гиттис и Н.А.Пирогов (оба являлись деловыми партнерами Белозерского по целому ряду нефтепромышленных фирм, прежде всего акционерного общества «Нефть»). В числе других миноритариев отметим еще одного представителя близкого к Белозерскому круга бизнесменов – Ф.А.Шумилова, обеспечивавшего необходимую страховую поддержку от лица фирм «Саламандра» и «Нью-Йорк».

По решению акционеров в собственность «Биофильма» единовременно переходили от «Биохрома»: 1) Кинематографический павильон в Москве, построенный в Петровском парке на арендуемом у Дворцового ведомства земельном участке, со всем находившимся в нем инвентарем и материалами; 2) Кинематографическая лаборатория в Петрограде на Екатерингофском проспекте (дом № 9) со всем оборудованием; 3) Три прокатных конторы – в Петрограде, Москве и Екатерибурге; 4) Принадлежащие «Биохрому» складские помещения для хранения кинопленки в названных городах; 5) Права бесплатного пользования фирменной маркой «Био». За все передаваемое имущество, с имеющимися договорами, правами и обязанностями, группа владельцев «Биохрома» соглашалась получить 880 тыс. руб., в том числе 585 тыс. – акциями «Биофильма», 15 тыс. – наличными деньгами, 280 тыс. – уплачиваемых членам группы в течении 10 лет равными суммами по 28 тыс. руб., без начисления процентов. Таким образом, в соответствии с долей в акционерном капитале должны были ежегодно перечисляться: Т.В.Белозерскому – 8000, Л.А.Манташеву – 3760, С.Г.Лианозову – 3200, И.А.Меликову – 2800 руб. и т.д. (С.М.Прокудину-Горскому – 160 руб.).

Важно отметить, что ко времени создания новой компании Обществу  «Биохром» удалось развернуть активную производственную и коммерческую деятельность. К 1 декабря 1916 года в соответствии с балансом «кинематографического отдела», передаваемого в собственность АО «Биофильм»,  числилось в петроградском прокате 171 773 метра кинопленки (ее стоимость составляла внушительную сумму в 160 560 руб.), московском – 157 241 метр (127 952 руб.), екатеринбургском – 112 197 метров (97 942 руб.). Кроме того, имелись складские запасы кинопленки в размере 56 542 метров. При этом значительная дебиторская задолженность по прокату имелась в Петрограде (13,5 тыс. руб.), в Москве и Екатеринбурге она составляла соответственно 9,8 и 3,9 тыс. руб. Наиболее внушительной в активах являлась оценка московского кинопавильона со складскими помещениями и декорациями – 288 261 руб., а также петербургской кинолаборатории – 51 628 руб. Отметим также задолженность «кинематографического отдела»: перед петроградским Союзным банком (онкольный кредит) объемом в 51,1 тыс. руб., АО «Биохром» - 83,9 тыс., другими кредиторами – 269,7 тыс. руб.

В начале 1917 года Общество «Биофильм», с представленными в нем интересами близкой к Т.В.Белозерскому группы предпринимателей, демонстрировало готовность значительно расширить сферу своих операций, в том числе используя возможности общественных и государственных структур. Накануне февральских политических потрясений в Петрограде Белозерский подготовил проект участия компании в создании серии патриотических кинолент. Он обратился в Георгиевский комитет, председателем которого являлся великий князь Михаил Александрович, с предложением взять «Биофильм» «под свое покровительство с тем, чтобы известная часть получаемых акционерным обществом доходов поступала на усиление средств комитета» [13,л.49]. Одновременно в Петрограде состоялось открытие новой лаборатории С.М.Прокудина-Горского для изготовления светочувствительных фотографических пластинок.

С весны 1917 г., на фоне нарастания внутреннего кризиса в стране, руководство «Биофильма» пыталось найти новые материальные и финансовые ресурсы для развития операций компании. Принимается решение продать право на прокат нескольких кинолент в США (документального фильма «Великая Русская революция», игровых – «Магнолия», «Любовь широкая, как море» и «Что наша жизнь – игра»), а на вырученные деньги закупить дополнительные объемы негативной и позитивной пленки. Но главные надежды владельцев фирмы были связаны с ростом в России интереса к кинематографу. Только за первые 7 месяцев деятельности «Биофильма» кассовые поступления превысили 300 тыс. руб. Правление компании придерживалось мнения, что при «интенсивном собственном производстве и усиленной покупке лент для проката, дело должно несомненно выиграть». Летом 1917 года фирма разворачивает масштабные киносъемки  в Крыму (по стоимости они были дешевле павильонных в Москве) с участием популярных актеров В.Полонского и М.Горичевой. К прокату были подготовлены два «боевика» (термин руководителей «Биофильма») - «Без догмата» по роману Г.Сенкевича и «Рассказ о семи повешенных» - Л.Андреева.

В августе 1917 года на очередном общем собрании акционеры согласовали план увеличения уставного капитала «Биофильма» с 600 тыс. до 1,2 млн. руб. в связи с необходимостью привлечения дополнительных оборотных средств. Перспективы развития фирмы определялись в данном случае большинством голосов, принадлежащих Т.В.Белозерскому, его супруге и брату, а также С.Г.Лианозову, Л.А.Манташеву, Г.К.Питоеву и И.А.Меликову. При этом был сделан явный намек С.М.Прокудину-Горскому (ему принадлежали 10 голосов из 437) в отношении более активных технологических разработок для компании. В целом владельцы «Биофильма» сформулировали будущее кинематографического дела предельно конкретно: для того, чтобы «завоевать себе соответствующее место в ряду иностранных фирм, мы должны особенно обратить внимание в России на улучшение и усовершенствование техники съемки и сообразно с этим оборудовать наши фабрики и лаборатории».

Однако разрабатываемым проектам уже не суждено было реализоваться. Впрочем, даже после увеличения акционерного капитала и выпуска на экраны нескольких новых фильмов, Прокудин-Горский вряд ли смог рассчитывать на сколько-нибудь значительный рост доходов. Находясь в числе миноритарных акционеров и отказавшись от всех прав на совершенные им (или планируемые в будущем) изобретения, он, как казалось, сумел добиться главного: материальной обеспеченности семьи и стабильного финансирования творческой работы. Имевшиеся в стране ресурсные возможности (включая правовые, финансовые и технологические) обеспечивали в целом реализацию интересов Прокудина-Горского, в том числе в плане их согласования с предпочтениями деловых партнеров. В последнем случае речь шла не только о близких родственниках, но и группах интересов, представленных видными деятелями отечественного финансово-промышленного мира – С.Г.Лианозовым, Т.В.Белозерским, М.С.Плотниковым и др. В данном отношении процесс обновления ценностных ориентиров (включая рост значимости доверительных отношений с лицами иного этнокультурного или профессионального статуса), происходивший в России в предшествующее 1917 году десятилетие, свидетельствовал об активном институциональном оформлении и росте влияния тех ассоциированных групп, которые оказывались готовы поддержать инновационные изменения в социально-экономической и научно-исследовательской сферах. Однако с точки зрения военно-политических рисков достигнутый результат оказался непрочен. Время активного буржуазного переустройства российского общества совпало с начавшимися в 1914 году масштабными мировыми потрясениями. Революционные катаклизмы в стране, вылившиеся в гражданскую войну, перечеркнули творческие планы Прокудина-Горского. Отсутствие перспектив исследовательской работы поставили его перед необходимостью сделать еще один выбор, который будет связан с решением покинуть Россию. В ноябре 1918 г., когда он находился в Норвегии, руководство «Биофильма» признало, что фирма находится под угрозой национализации или приостановки работы, а на самой киностудии нет пленки и света. Дальнейшие попытки Прокудина-Горского реализовать свои творческие замыслы будут уже связаны с заграничным периодом его жизни.

                          

ПРИМЕЧАНИЯ

* Отметим, что произведенная на базе компании «Биохром» и выпущенная к этому времени на российские экраны эффектная дилогия «То, что дороже миллионов» («Содержанец», «На средства женщины») объявлялась как кинолента, принадлежащая акционерному обществу «Биофильм» [3,с.117]

 

    БАРЫШНИКОВ М.Н.

доктор исторических наук, профессор,

заслуженный деятель науки РФ,

зав. кафедрой истории РГПУ им.А.И.Герцена

  

 

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован